У нас оппозиция «всё знает», только на горшок не просится.

В качестве заголовка я использовал парафраз известной поговорки, которая в оригинале звучит несколько грубее.

При современной системе выборов власти по соревновательному принципу (если переводить термин «демократия» дословно, как «народовластие», то в любой нынешней стране мира, где представители власти определяются процедурой выборов, классической демократией и не пахнет, и пахнуть просто не может) существует просто астрономическое количество форм выборов.

А там, где есть выборы и многопартийная система, там неизбежно есть оппозиция.

Причём, если принимаем за аксиому бесконечное многообразие форм выборов (а оспаривать это просто глупо — достаточно залезть в Интернет и убедиться, что, буквально в каждой стране выборы имеют свои отличительные особенности), то придётся признать, что и каждая оппозиция имеет свои характерные особенности, обусловленные ходом исторического развития.

Например, у нас, в России, долгое время свободных, соревновательных выборов не было — царизм, затем коммунисты, поэтому, исторически подсознательно наш оппозиционер больше отождествляет себя с революционером, а не с таким же элементом системы власти, как и представители правящей структуры.

У нас сперва, при царизме, всякие «народовольцы», якобы, шибко «страдали в в неволе», потом, при КПСС, всю эту «диссиду вшивую» гэбэшники гоняли — так наши «борцы с режимом» себя и привыкли ассоциировать с «униженными и оскорблёнными».

А, ведь, со времён первых в России более-менее внятных парламентских выборов (1993 год) это совсем не так. Лидеры оппозиции у нас сейчас — это плоть от плоти представители правящей элиты. Составные части вертикали власти. Они сидят в парламентах (реже — в правительствах, у нас в области целый министр транспорта Дмитрий Соснин — член «Яблока»), получают просто умопомрачительные в представлении обычного человека деньги, пользуются шикарными материальными и моральными льготами. Естественно, я имею в виду, прежде всего, представителей парламентских партий — ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России» — но и лидеры всяких, там, «Яблок» или ПАРНАСов, тоже, знаете ли, не бедствуют. От представителей властной вертикали их отличает только одно — у них нет полноты исполнительной власти. А очень хочется. Просто до зубового скрежета хочется.

Политика у нас, давным-давно, стало РАБОТОЙ, формой добывания хлеба насущного, а вовсе не «жертвенным служением идее». А нашим оппозиционерам всё хочется в глазах электората, выглядеть этакими «пламенными революционерами».

Поэтому, они не просто критикуют своих более удачливых коллег, которые на данный момент выиграли выборы — они гневно обличают, доходя в своём желании «порулить» до откровенного маразма.

Давайте пойдём по фактам.

Нынешняя кампания к 8 сентября 2019 по информационным вехам развивалась так — 25 января в отеле «Парк Инн — Полярные Зори» собрались представители оппозиции. «И заспорили славяне кому править на Руси…»

Депутат облДумы Михаил Антропов (декларированный доход за 2017 год — 2 миллиона 984 тысячи 614 рублей, да у супруги — 1 миллион 952 тысячи 807, две квартиры (65,8 и 56,5 кв. м.) и автомобиль «Хундай» — по современным меркам — не бог весть какое богатство, но «простым людям» такой достаток и не мерещится даже) тогда уверенно вещал, а его коллеги согласно кивали — дескать, как человек шибко «знающий-разбирающийся» утверждаю, что, вот-вот, Марина Ковтун пойдёт на новый срок и «под неё» изменят областное выборное законодательство.

Вся эта «игра в Кассандру» закончилась полным конфузом — на место Марины Ковтун приехал Андрей Чибис, а предложенные эсером Александром Макаревичем предложения по изменению выборного законодательства облДума отвергла.

То есть, все предсказания — полностью мимо! Смутило это наших «оппозиционеров»? Да, ничуть!

Опозорившись с прогнозами областными, и притухнув со стремлением выйти на региональную арену (с приездом Андрея Чибиса наши оппозиционеры враз как-то погрустнели), они переключились на выборы муниципальные — выборы горсовета Мурманска.

Ежу понятно, что Мурманск — столица субъекта. И выборы здесь, по нашим меркам — особая статья.

О чём шумите вы, «народные витии»?

Есть предложение (пока лишь предложение!) — вернуть выборам депутатов Совета Мурманска только прямое голосование (сейчас 10 из 32 депутатов избираются по партийным спискам). Остановите любого мурманчанина на улице и спросите — его волнует ФОРМА выборов депутатов горсовета? Ну, ответ любой нормальный человек и сам знает…

А, вот, лидерам оппозиции ФОРМА просто кушать не даёт. Что же их так колбасит-то?

Ответ банален и элементарен — подавляющее большинство из них вне контекста политики — никто. А жить хочется красиво. Как сейчас. И мечтается о жизни ещё более сытой.

Давайте пойдём «по фактам».

Оппозиция стращает — если уберут партийные списки — это будет последний гвоздь в гроб демократии!

Обратите внимание — выбирать 10 из 32 депутатов горсовета Мурманска по партийным спискам предложил в 2014 году тогдашний глава муниципалитета Алексей Веллер. А до 2014 года у нас все муниципальные выборы были только прямыми.

То есть, по логике оппозиционеров, до 2014 года, «демократия в Мурманске» лежала в гробу? Потом, значит, кратковременно ожила (а это ничего, что по инициативе Алексея Веллера и поддержали эту инициативу в «ЕР»?), а теперь, значит, вот-вот, опять в гроб ляжет. Просто Дракула Задунайский, а не демократия!

Причём, всегда и везде, на всех уровнях, «оппозиционеры» горланят — выборы должны быть только прямыми! Всё другое — не демократично! (Кстати, президента США выбирают не прямым голосованием и дважды уже только в этом веке президентом становился тот, кто собрал МЕНЬШЕ голосов избирателей — Дж. Буш с 2001-го году и Дональд Трамп с 2017-го, и, заметьте — никто не парится об «американской демократии»).

Но, почему-то, когда в 2014 горсовет принимал решение о выборах по партийным спискам ни один оппозиционер не возражал — мол, мы против, чтобы отнимать у народа прямое голосование — главное достояние демократии!

Ну. вот, вам хотят вернуть прямые выборы, чем же вы недовольны?

А-а-а, у ваших партий сразу резко снизится возможность провести своих депутатов, так?

То есть, не о демократии речь и не об «интересах народа», а всего лишь о шкурном интересе оппозиционеров?

Вот и не надо «путать личную шерсть с государственной».

Уже упомянутый Михаил Антропов публично убивается — дескать, по мажоритарным округам легче провести в горсовет представителей интересов действующей власти.

А, почему?

Вон, если власть на самом деле народу ненавистна, то, как показал пример Украины, очень трудно кого-то куда-то переизбрать (а на Украине — никто даже спорить не смеет! — просто чудовищные выборы были, грязнее российских 1996 года!).

Сам Михаил Антропов дважды переизбирался мэром Апатит. И, если бы не развёл в мэрии кумовство, коррупцию и не игнорировал свысока решения суда, то, может, до сих пор бы мэрствовал. И чего-то не помешали ему ни то, что его главным оппонентом был ставленник всесильного тогда Юрия Евдокимова, ни то, что «вертикаль власти» была та же самая, что сейчас. И Михаил Антропов очень любит рассказывать о том, как он побеждал в Апатитах.

Значит, можно побеждать?

Но то — в Апатитах. В своём родном, маленьком городке, где все его знают. И, вот тогда, Михаил Антропов был обеими руками за прямые выборы. Только за прямые!

А уже на уровне области Михаил Антропов попадает в облДуму исключительно по партийным спискам.

И перед выборами горсовета Мурманска он вдруг делает поворот оверштаг — ему очень начинают нравится выборы по партийным спискам.

То же, с официальным вождём региональных коммунистов Геннадием Степахно — ставленником так называемых «рыбных генералов». Он участвовал в прямых выборах мэра Мурманска, в прямых выборах депутатов облДумы, в прямых выборах депутатов ГосДумы — везде проиграл. Причём, никогда не занимал даже второго места. Всё понятно? А по партийным спискам с 2007 года депутатствует.

Пойдём далее.

Формальный лидер областного отделения ЛДПР Максим Белов — судя по декларации за 2017 год семейный доход в 4 миллионов 769 тысяч 511 рублей(2 миллиона 825 тысяч 341 рубль Максим Белов и 1 миллион 944 тысячи 170 рублей у его супруги), автомобиль «Пежо» и квартиры в России и на Украине — выдвигался во время выборов горсовета Мурманска в 2014 году и по мажоритарному округу, и по партийному списку ЛДПР. Прямое голосование продул, а а по списку стал депутатом. История полностью повторилась во время выборов в облДуму 2016 года — прямые выборы Максим Белов проиграл, а по спискам стал депутатом. Sapienti sat.

Любой приготовишка от политики знает, что муниципальные выборы — самые приближенные к массам, самые персонифицированные.

Округа — маленькие. Ненавижу эту фразу, но вынужден её употребить — все друг друга знают.

И если в округе человека знают-уважают, то чёрта с два у него выиграешь только тем, что тебя, видите ли, какая-то партия выдвинула.

Избиратель всегда проголосует за узнаваемого лично им и уважаемого лично им кандидата, а не за какого-нибудь партийного бездельника — болтуна-идиота из соцсетей.

Вот то же отделение партии «Яблока»… Наши «явлинцы» тоже хотят оставить партийные списки.

Назовите, пожалуйста, хоть одного «широко известного в очень узких кругах 2яблочника»», который был бы известен в Мурманске, как человек дела — хозяйственник, врач, преподаватель, силовик, мастер? Не можете? Вот, я тоже не могу…

И как им соревноваться в округах?

Наверное, не стоит и упоминать, что на прямых выборах никто из них ничего, нигде, никогда не выиграл.

Вот и вся цена их заботы о «демократии и простом народе» — за сладкие свои куски переживают.

Всё очень просто, если отбросить демагогию. А, что до изменения ФОРМЫ проведения выборов — так она, форма, всегда и везде постоянно меняется. И меняться будет.

Дмитрий Малышев.