То ли он украл, то ли у него украли, но виноват сильно. Часть вторая.

Продолжая попытки проанализировать шансы официальных политических структур на выборах сентября 2019 года в Мурманске (естественно, речь идёт исключительно о выборах депутатов горсовета, поскольку выборы губернатора — вообще отдельная песня, где ведущая партия вообще не региональных политиков) добрёл я «Справедливой России» и Александра Макаревича. Эсеры, которые ещё сравнительно недавно по праву считались второй парламентской партией в области, сейчас пребывают в полном забвении. Да, году, этак, 2007-м, многим показалось, что есть шанс выстроить апробированную на «Западе» политическую систему с парой-тройкой ведущих партий и множеством партий, обитающих на обочине. Ну, классика — США, где кроме республиканцев и демократов, остальные просто для ширмы.

Впрочем, при внимательном изучении «Запада» оказалось, что там, в каждой стране, своя система, сложившаяся исторически и мало похожая на соседей. Например, партийные системы США и Великобритании очень мало походят на системы Германии, Франции и Италии.

Так, что никакого такого рецепта — давайте искусственно создадим вторую партию для «ЕР» в виде «СР» — в природе не существует.

Но тогда части российской элиты (той части, что по каким-то причинам оказалась не востребована в «ЕР», и которой противны были своей истеричной припадочностью и коммунисты, и либералы) замаячило — вот она, альтернатива «ЕР»!

Так и очутились в рядах эсеров тогда Олег Минин, Андрей Сысоев, Евгений Шовский, Степан Тананыкин, Алексей Либеров и многие, многие другие. А во главе областной организации — Александр Макаревич.

Но похмелье наступило очень быстро. Прежде всего потому, что жизнь, в который раз, показала — искусственно созданные организмы не жизнеспособны, как только их отключают от питающих и регулирующих систем.

Как только «СР» пустило в свободное плавание, сразу оказалось — у

эсеров нет своей электоральной базы.

Теоретически предполагалось, что электоратом эсеров станут средние бюджетники и мелкие предприниматели.

А на деле… Наиболее успешных сразу завербовали «единороссы», а наименее успешных — коммунисты.

У нас Александр Макаревич, просто образец этакого оппозиционного политика — интеллектуал, оратор, внешне импозантен — в поисках своего электората пошёл по пути наименьшего сопротивления — побратался с КПРФ Геннадия Степахно.

Эту «смычку города с деревней» блестяще воплотила в себе пара — Владимир Ахрамейко и Василий Калайда.

Помните всю ту блестящую клоунаду в областной Думе, что этот дуэт демонстрировал? То, как зверь она завоет, то заплачет, как дитя…

А после смерти Василия Калайды Владимир Ахрамейко продолжал начал гастролировать соло.

В результате, тот электорат, что был коммунистическим, так при КПРФ и остался, а тот слой, что классики именовали «мелкой буржуазией» в ужасе от эсеров отвернулся.

А потом вице-губернатор «по политике» Анатолий Векшин переманил Владимира Ахрамейко и Наталью Лещинскую, и Александр Макаревич остался один на один с собственной импозантностью.

Сейчас совершенно невозможно предсказать — как выступят эсеры на выборах депутатов горсовета Мурманска и на выборах губернатора. В 2014 году Александр Макаревич не просто проиграл Марине Ковтун. Если называть вещи своими именами — он был размазан по площадке. Сумеют ли эсеры оправиться от такого поражения и будут ли выдвигать своего кандидата?

Каковы их шансы на выборах в горсовет? Здесь ведь, что главное? Скольких потенциально проходных кандидатов партия сумеет выдвинуть?

В первой части я писал о ЛДПР Максима Белова — мол, у них всё нормально (и, что касается выборов губернатора, и что касаетя горсовета Мурманска). Это я утверждал в том смысле, что они — не провалятся. Трудно сказать — займут ли место выше. Но своё — возьмут.

А, вот, что касается эсеров — полный мрак.

Дмитрий Малышев.