Сели рядком, поговорили ладком.

Вчера на плановое заседание комитета облДумы по труду, вопросам миграции и занятости населения (председатель — Александр Макаревич) подтянулась очень представительная компания.

Во-первых: два вице-губернатора — Роман Дурягин и Инна Погребняк. Во-вторых: министры — Валерий Перетрухин (здравоохранение), Ирина Ковшира (образование и наука), Сергей Мякишев (социальное развитие). Анна Уварова представляла минфин.

В-третьих: председатель комитетов правительства — Светлана Наумова (физкультура и спорт), Сергей Ершов (культура и искусство).

Облсовпроф представляла Ирина Кочеткова, а областную прокуратуру Вера Михайлова. Пришёл и председатель ТФОМС Вячеслав Акульчев.

В работе комитета приняли участие депутаты Сергей Дубовой (председатель облДумы), его первый зам. Владимир Мищенко, Герман Иванов, Лариса Круглова, Иван Новокшонов, Борис Пищулин, Надежда Максимова, Геннадий Степахно, Александр Шестак.

Главный вопрос повестки дня — исполнительная власть должна была проинформировать региональных парламентариев о выполнении в области Единых (для всей страны) рекомендаций по установлению системы оплаты труда бюджетников. И заслушать, как дела обстоят с реализацией соглашения между правительством области, облсовпрофом и «Союзом промышленников и предпринимателей» на 2019 — 2021 годы.

Во вступительном слове Александр Макаревич напомнил участникам заседания, что в России взят курс на формирование новой структуры оплаты труда бюджетников. Гарантированная часть (оклад) зарплаты должна расти, а объём компенсирующих и стимулирующих выплат (надбавок) сокращаться.

Пропорции установлены такие: в медицине — 70 % к 30 %. В образовании 55 (65) % к 45 (35) %. В области культуры и спорта — 50 на 50.

В чём своеобразие Мурманской области? В том, что у нас работник получает «полярки» и «коэффициент».

И у нас правительство, профсоюзы и работодатели договорились — включать в размер МРОТ (11 163 рубля) эти надбавки. Но Конституционный суд РФ решил: «полярки» и «районный коэффициент» начисляются НА утверждённый МРОТ. Таким образом, МРОТ в нашей области сиганул сразу почти до 26 тыс. рублей.

Такой МРОТ создал серьёзные проблемы в системе оплаты труда именно в нашей области.

Первым докладывал Роман Дурягин. Цитата: «Однозначного ответа — как выполнять Единые рекомендации у областного правительства нет».

Понятное дело — единые рекомендации надо выполнять, а, вот, как это делать?

В области, на практике, указанные ограничения не соблюдаются. Особенно в медицине, где реальные оклады меньше 50 %. А «накрутка» происходит, как раз, за счёт стимулирующих и компенсационных выплат.

Из-за решения КС система оплаты труда вспомогательного персонала резко «стартанула» вверх. И вытянуть специалистов «по окладам» не получается. Кстати, роман Дурягин рассказал, что минздрав России тоже понятия не имеет — что делать?

Министр здравоохранения Валерий Перетрухин детализировал доклад Романа Дурягина, сообщив, что в 2017 году оклады медикам повысили на 10 %, а в 2018 — на 14. Но в нашей области невозможно следовать Единым рекомендациям, как, например, в Пскове, потому, как в средней полосе нет «полярок» и районного коэффициента»».

Единственно возможный вариант — никаких стимулирующих выплат. Но этот вариант — тоже не вариант, по понятным причинам.

Если следовать Единым рекомендациям, то образуется 1,3 млрд. рублей дефицита.

Вячеслав Акульчев говорил о том же — выполнение Единых рекомендаций мы физически не потянем.

Инна Погребняк разъяснила принципиальный момент — все эти трудности не повлияют на РАЗМЕР оплаты труда бюджетников. Они повлияют на СТРУКТУРУ оплаты труда, а через неё на областной бюджет.

Ирина Ковшира, по сути, повторяла предыдущих ораторов — Единые рекомендации надо выполнять, по после решения КС РФ по МРОТ выполнять их мы не в состоянии.

По словам Ирины Ковширы реальный рост зарплат учителей с 2012 года — в 1,5 раза. И теперь, когда утрачена дифференциация с обслуживающим персоналом, приходится «вытягивать» учителей за счёт стимулирующих выплат (Ирина Ковшира привела пример, когда, после решения СК РФ, сложились ситуации, когда уборщица получает под 26 тыс. рублей, а учитель меньше 30). Особенно остро стоит вопрос по сельским учреждениям образования, где просто не хватает для нормы «уроков-часов».

Но с образованием дело обстоит полегче, чем со здравоохранением, так, как основная ответственность лежит на муниципалитетах. Каждый муниципалитет области сам разрабатывает и принимает Положение по оплате труда. И «разброс сумм» в разных муниципалитетах очень большой.

Дело министерства — чтобы фонд оплаты труда соответствовал нормативам и был доведён до муниципалитетов.

Сергей Ершов бодро заявил, что у него в деле оплаты труда проблем нет. А Светлана Наумова заверила присутствующих, что у неё дела обстоят ещё лучше, чем у Сергея Ершова.

Остроту момента подчеркнул тот факт, что депутаты (такое бывает крайне редко) даже не стали голосовать за какие-нибудь рекомендации сессии облДумы. Единодушно решили — будут думать.

Дмитрий Малышев.