А гадость пьют из экономии…

Для краткости дальше буду использовать похабное словечко праймериз, хотя меня самого воротит от этих американизмов.

Итак, вчера, 9 апреля, в офисе Мурманского регионального отделения «Единой России» состоялась пресс-конференция, посвященная проведению предварительного голосования по кандидатурам для последующего выдвижения от «ЕР» кандидатами депутаты Совета Мурманск шестого созыва.

В мероприятии приняли участие: председатель Организационного комитета Мурманского местного отделения «ЕР» по проведению предварительного голосования в Мурманск, секретарь Мурманского местного отделения «ЕР», член Президиума Регионального политического совета Василий Андрианов; член Организационного комитета по проведению предварительного голосования, исполнительный секретарь Мурманского местного отделения «ЕР» Сергей Контиевский.

Чтобы не переписывать официальную информацию я опубликую на «Кольском хронографе» рядом и пресс-релиз «ЕР»,

 

В Мурманске эти самые праймериз от «ЕР» проводятся который уже раз.

Вообще-то, дело это сугубо внутрипартийное. Но проведение праймериз даёт «ЕР» несколько моральных преференций. Во-первых: подавляющее большинство кандидатов на праймериз «ЕР» ни с какого боку не члены партии. Отсюда, уже во время настоящих выборов у «ЕР» появляется полное право заявить — вот, дескать, наши кандидаты не в узком партийном кругу найдены и узким партийным кругом одобрены. Наши кандидаты — по настоящему выдвинуты из народа и народом же одобрены.

Потому, как абсолютно любой мурманчанин (сейчас ведь речь идёт о выборах горсовета Мурманска), если, конечно, он не состоит в какой-либо конкурирующей с «ЕР» партии, может выставить свою кандидатуру на праймериз и, в случае победы, именно он пойдёт от «ЕР». Этот принцип всегда соблюдался, за исключением, пожалуй, случая с Игорем Найдёновым, который, как раз, народное-то голосование проиграл.

То есть, «ЕР» получает полное, заслуженное право утверждать — наши кандидаты — народные кандидаты.

И не надо заниматься политическим онанизмом — процент высчитывать! Если уж мы говорим о классической демократии, то победу на выборах должен получать лишь тот, кто собрал больше 50 % голосов от списочного состава избирателей. От списочного состава, а не от числа пришедших на выборы!

А если уж мы живём при формуле, когда побеждает тот, кто взял большее число голосов от числа пришедших к урнам, то рассуждения о том, кто «истинно народный», а кто «ложно народный» — суть словоблудие.

Меня, например, очень умилило сообщение о том, что снятый горсоветом Мурманска с должности мэр Сергей Субботин «в изгнании» принялся в мемуарах проценты считать — мол, зачастую для победы на муниципальных выборах достаточно получить процентов 12 голосов потенциальных избирателей. И, мол, эти люди выбирают главу города! А я, дескать, был воистину народный — прямым голосованием избранный!

Сергей Субботин забыл, что сам он был избран во втором туре. И пришли на выборы тогда 40 % мурманчан, имеющих право голоса. Победитель Сергей Субботин получил 60 % от 40 %. Закончивший обычную среднюю школу легко подсчитает — это 24 % от числа

Я, например, не пойму логики — почему избранный 24 % — всенародный, а 12 % — нет. А какая разница? Всё равно, и в первом, и во втором случае, до признания большинством электората — как до китайской стены вприпрыжку.

 

Но так, как парламентские оппозиционные партии (ЛДПР, КПРФ и «Справедливая Россия») и те партии, которые думают, что имеют шансы стать парламентскими (например, «Яблоко»), по отношению к «ЕР» годами мучились очевидным комплексом неполноценности, то «игра в проценты» стала любимой «фишкой» «борцов с режимом» всех мастей.

Второй заезженный упрёк «ЕР» — мол, у вас в руках административный ресурс, вот вы и организуете праймериз. А мы, оппозиционеры, «кормленные тухлыми раками, травленные злыми собаками».

И этот довод тоже «не пляшет». Потому, как при современных технологиях для того, чтобы организовать голосование вообще не нужно никакого административного ресурса и никаких денег.

Вспомним, что, например, самое эффективное местное голосование по вопросу возможности присвоения аэропорту Мурманска имени какого-то знаменитого человека, организовал «ВКонтакте» Роман Глек. И именно на результаты голосования в группе Романа Глека ссылались в жарких спорах условные «белые», «красные» и серо-буро-малиновые.

Вон, на покупку особнячка в самом центре Мурманска у КПРФ Геннадия Степахно деньги есть, а на то, чтобы нанять пару путёвых ай-тишников, видите ли, нет.

Почему же «ЕР» постоянно идёт путём создания комиссий, организации настоящего голосования и так далее? Да, всё просто. «ЕР» — правящая партия по факту.

И если «ЕР», как какие-нибудь «яблочники» проведут электронное голосование, то мгновенно все до одного конкуренты, даже ничего не проверяя, взвоют — это они всё подделали!!!

Это же только у них, если пятьдесят «здыхот» на митинг прихрамали — это «весь народ поднялся».

Поэтому-то, «ЕР» и вынуждена идти столь сложным и затратным путём. Чтобы уж никто «предъявить» не мог.

 

Но лидеры оппозиционных парламентских партий уж всяко не дурнее меня и всё мною изложенное отлично знают. Так почему же они ничего не делают, а только хнычут из года в год?

 

Ответ прост, как мычание. В горсовете, если примут новую схему выборов, будет 30 мест. На праймериз «ЕР» уже записались 51 кандидат. К 30 апрелю — всем понятно — только по списку «ЕР» можно будет проводить полноценное голосование.

 

А оппозиционерам, даже парламентским, просто некого предъявить людям в качестве кандидатов в депутаты.

Например, КПРФ Геннадия Степахно. Вспомните, в 2014 году их главными ставленниками на выборах горсовета Мурманска были Сергей Габриелян и Дмитрий Высоцкий. Это же настоящий позор для КПРФ!

На довыборах 2015 года КПРФ опять не нашло никого кроме Дмитрия Высоцкого, правда, устроив политизированной общественности бесплатный цирк, выдвинув, по факту, от КПРФ по одному округу двух кандидатов — упомянутого Дмитрия Высоцкого и Валерия Яранцева.

А эсеры умудрились из-за кандидатов от «СР» так перелаяться, что потом публично обвиняли друг друга в коррупции и «политической проституции».

Я уж молчу о ЛДПР, с их Максимом Беловым.

 

Не идёт к оппозиционерам массово кандидат известный и уважаемый электоратом, хоть тресни. Одни придурки-агитаторы всегда готовы, что твои пионеры, но кому они нужны?

Кстати, о том, что, якобы, для страны очень плохо, когда одна центристская партия годами у власти. Для примера, блок ХДС/ХСС в Германии у власти, де-факто, с 1949 года. И, если бы фрау Меркель, так не подставилась, то, скорее всего, правил бы и дальше. Впрочем, они выборы ещё не проиграли, так, что, может быть, и будет править. И, ничего. Живут как-то немцы. И, знаете ли, неплохо.

И здесь всё просто. Германия была раздавлена поражением. Немцам было не до идеологических экспериментов. Нужен был твердый, единый курс, без этих — в понедельник всё приватизируем, во вторник всё национализируем.

Россия, как правопреемница СССР, как и Германия, как Япония после Второй Мировой (кстати, в Японии в переходный период, правящая партия у власти лет 50 была), тоже крайне нуждается в едином курсе.

 

Дмитрий Малышев.